Russian

Belarusian

English

Единый телефонный номер
наркологической службы г. Минска (017) 357-09-09
(в будние дни с 9.00 до 17.00)

Запись на платные услуги (029) 149-09-09

Регистратура (017) 263-58-21

Одно Окно (факс) (017) 271-81-55

Горячая линия (017) 271-04-22

"Телефон доверия" (017) 263-81-51

«Хочу радоваться солнцу и радуге»: как наркоман со стажем переосмыслил свою жизнь

36-летний минчанин Илья из тех наркозависимых, кто пришел лечиться по собственному желанию. Дурь употреблял с 18 лет, но в наркодиспансер попал впервые в конце прошлого года. Почти полугодовая ремиссия помогла ему по-новому взглянуть на себя. Историю человека, который половину своей жизни провел под кайфом, записала корреспондент «Р».

Я как-то не задумывался раньше, почему кто-то снимает радугу на телефон и фанатеет от этого: подумаешь, цветные полоски на небе… А теперь вот тоже хочу, как они, радоваться простым вещам!

От полета до безумия

О своем детстве Илья говорит, что он ни в чем никогда не нуждался. И имеет в виду материальные ценности.

— В детский сад ходил в ботинках, которые стоили столько, сколько в месяц получал советский инженер, — вспоминает он. — И в школе выделялся среди ровесников. Все таскали ранцы с катафотами и носили школьную форму, а у меня был фирменный рюкзак с черепашками-ниндзя, джинсы, купленные в валютном магазине «Березка», и плейер с автореверсом. Отец был валютчиком, мать училась и одновременно работала, поэтому меня отдали на воспитание бабушке. Времени у родителей не было, зато денег хватало.

Психологи утверждают: родители, которые сутки напролет зарабатывают, чтобы якобы их чадо было всем обеспечено, обрекают его на дефицит внимания и душевного общения. Изобилие дорогих вещей — это всего лишь осознанная или неосознанная попытка откупиться, подмена ценностей, которая рано или поздно даст о себе знать.

— Я не знал, что такое мечта, — говорит Илья. — Стоило только намекнуть, что чего-то хочу, тут же все исполнялось. Поэтому мне было прикольно получить то, что запрещено или принадлежит кому-то другому. Стал воровать у старшеклассников деньги. Поставили на учет в милиции.

На первом курсе института Илья попробовал наркотики.

— Я занимался велоспортом, но получил травму и тренировки прекратил. А тут свободного времени навалом, энергии море, и я пошел по клубам тусить. Дискотеки в режиме нон-стоп, а вместе с ними трава, гашиш, амфетамин, экстази.

Ощущения Илья называет незабываемыми. В перерывах между приемами возникали невроз и раздражительность, но он винил в этом окружающих: они замороченные, тупые, наезжают. Если что-то было не так, пускал в ход кулаки, ввязывался в драки. В итоге получил свой первый срок за хулиганство. Документы из института, откуда его отчислили, не забрал и по сей день. То, что перешел на тяжелые наркотики — мак, героин, метадон, не считает следствием хитрости распространителей.

— Разговоры, что кто-то кого-то угощает или втягивает, — это полная чушь, — говорит Илья. — Где вы видели «лишние» дозы за большие бабки? В каждом районе свои точки. Сам интересуешься, кто уже «торчит» и может замутить. Чтобы заговорить с нужным человеком, надо, чтобы вас что-то с ним связывало.

Пять лет назад, утверждает Илья, когда он освободился из тюрьмы, раздобыть наркотики стало очень сложно. Привычные схемы распространения не работали. Большинство из тех, кто поставлял источник кайфа, умерли от передозировок, остальные находились за решеткой. Дозу можно было найти только через интернет.

— Через смартфон закидывал деньги и приходил на встречу. То, что продавали — сплошную синтетику, — вызывало полную паранойю, — говорит Илья. — Если раньше я осознавал, что со мной происходит, то тут наваливались какое-то безумие, животный ужас, что за тобой следят, кругом милиция...

Его лечащий врач, психиатр-нарколог Минского городского наркодиспансера Мария Крентовская, комментирует:

Мария Крентовская.

— После употребления синтетических наркотиков у многих развивается психиатрическая патология.

Кололся по три раза в день, будучи уверенным, что пока молодой, еще можно «поторчать». Несколько раз попадал в больницу на скорой с передозировкой. Но как только становилось лучше, покидал отделение самовольно, не доводя курс лечения до конца. Ему звонили из наркологической службы, интересовались, не желает ли наведаться, но обратной связи не получали. При этом умудрился жениться. Мать спросила его невесту, осознает ли она, во что ввязывается, на что та ответила: «А я его люблю». Не остановило девушку и то, что перед свадьбой жених пропал на неделю: снова «торчал». Когда родилась дочка, употреблять не перестал.

— Если жена начинала заводиться, что я ей не помогаю, просто отдавал ей банковскую карточку, и она успокаивалась, — говорит Илья. — Деньги были: несмотря на наркотики, работал в сфере торговли.

— Зависимые люди притягивают к себе созависимых, — говорит врач. — Это особые отношения, при которых близкие порой сами бессознательно провоцируют зависимое поведение и подкрепляют его. Матери зависимых, к примеру, пока у них не закончатся деньги, приносят сыновьям похмелиться. К врачу ведут, только когда деньги заканчиваются. Созависимые родственники тоже нуждаются в психокоррекции.

В прошлом году Илья почувствовал себя совсем плохо. Удовольствия от дозы почти не было. Ломки ужасные.

«Такие добрые. В чем подвох?»

В прошлом году Илья почувствовал себя совсем плохо. Удовольствия от дозы почти не было. Ломки ужасные. Денег стало не хватать. Продавал вещи, потом перешел на алкоголь, но становилось еще хуже. Сам пришел в поликлинику к терапевту и спросил, кто может помочь. Направили в городской наркологический диспансер.

— Я был такой обдолбанный, трясущийся, никчемный, — вспоминает Илья свое первое полноценное лечение. — А меня, представьте, санитарка так аккуратно переодевает, ласково приговаривает: «Вот тебе, милый, пижамка». Ни нотки брезгливости или отвращения! Врачи, медсестры, психологи отнеслись как к родному. Думал, в чем подвох, раз такие добрые? А оказалось, подвоха нет.

Человеческое отношение сыграло важную роль в том, что Илья твердо решил расстаться с зависимостью. Когда выписался из стационара, стал искать новую работу. Повезло: только разместил резюме в интернете, как тут же звонок — специалисты, умеющие продавать, в цене. Опять появились деньги. Подмывало спустить их по привычке на дозу или спиртное, но чтобы удержаться, регулярно посещал собрания анонимных наркоманов. Знакомство с такими же, ставшими на путь трезвости, впечатлило.

— Там были парни, употреблявшие, как я, а то и покруче, — объясняет Илья. — А теперь им, чтобы почувствовать удовольствие, достаточно увидеть закат. Я как-то не задумывался раньше, почему кто-то снимает радугу на телефон и фанатеет от этого: подумаешь, цветные полоски на небе… А теперь вот тоже хочу, как они, радоваться простым вещам!

Весной из-за коронавируса встречи в обществе анонимных наркоманов приостановили, что стало причиной массовых рецидивов зависимости. Позвонил Илья одному за поддержкой — тот «торчит», второму — и он слетел с катушек.

— Срывы не повод для отчаяния, — подбадривает Мария Крентовская. — Исцелиться от наркозависимости невозможно, можно выздороветь, а это происходит постепенно. На первом этапе нужно уменьшить кратность приема наркотиков, увеличить продолжительность ремиссии. В прошлом году, по данным нашего отделения, ремиссия длительностью полгода наблюдалась у 30 процентов пациентов, а год и более — у 31 процента.

По мнению доктора, важнейший шаг вперед на пути выздоровления — психологические изменения.

— Раньше я решал дела быстро: хочу — давай, не хочешь — вали. «Борзометр» зашкаливал, — подтверждает Илья. — Сейчас понимаю, что нужно так общаться, чтобы не задеть другого человека. И в этом плане жить стало намного сложнее. Приходится постоянно внутренне напрягаться, жестко себя контролировать, чтобы не сорваться на крик, не пустить в ход кулаки.

— Ощущая сильный внутренний дискомфорт, зависимые люди ищут средства, чтобы заглушить его, и вместо наркотиков переходят на спиртное, уходят в компьютерные или азартные игры, шопинг и так далее, — говорит Мария Крентовская. — Потому что самое, пожалуй, сложное — научиться справляться со стрессом безопасными средствами: через расслабление, налаживание диалога, анализ ситуации, взаимодействие по принципу «что могу — исправляю, что не могу — принимаю и отпускаю».

Изменения эти сложные, долгие и мучительные. Увы, волшебной таблетки, которая враз вытащила бы из ямы, куда наркотики загоняли долгие годы, не существует. Но дорогу осилит идущий.

Читать полностью на sb.by

учреждение здравоохранения
Городской клинический
наркологический диспансер

г. Минск, ул. Гастелло, 16

мы на карте

время работы с 800-2000

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Единый телефонный номер наркологической службы г. минска (017) 357-09-09
Запись на платные услуги (029) 149-09-09

Регистратура (017) 263-58-21
Одно Окно (факс) (017) 271-81-55
Горячая линия (017) 271-04-22
"Телефон доверия" (017) 263-81-51

 
    
 
 
 
 
 
 

Задать вопрос